2020/02/11 13:58:43

Дмитрий Паршин, Lenovo:
Мы поставили для себя задачу удвоить оборот в России за 3 года

Генеральный директор Data Center Group (DCG) компании Lenovo Russia Дмитрий Паршин в интервью TAdviser рассказал о планах развития подразделения.

Дмитрий<br /><b>Паршин</b> <div>Мы стремимся работать с заказчиками более адресно и предлагать весь спектр продуктов и услуг</div>
Дмитрий
Паршин
Мы стремимся работать с заказчиками более адресно и предлагать весь спектр продуктов и услуг

Выросла ли доля Lenovo DCG в общем бизнесе Lenovo? Как вы оцениваете динамику развития этого направления?

Дмитрий Паршин: Доля DCG в общем бизнесе Lenovo растет уверенно, мы постоянно расширяем наш портфель решений, предлагая продукты для гиперконвергентных, облачных и гипермасштабируемых сред. И, конечно, благодаря этому работаем с большим количеством наших заказчиков. Если говорить о России, то мы достигли постоянного роста в течение последних трех лет, и каждый год направление DCG прибавляет 35-40% YoY от нашего оборота. Несмотря на то, что рынок показывал падение на 1%, по итогам второго квартала мы увеличили свою долю на 63%. В количественном выражении мы продали в два раза больше серверов относительно предыдущего отчетного периода.

Каковы основные цели бизнес-подразделения DCG на российском рынке на ближайшие несколько лет? Какой стратегии развития вы придерживаетесь?

Дмитрий Паршин: Основная цель бизнес-подразделения DCG на российском рынке на ближайшие несколько лет – стать доверенным и ведущим поставщиком комплексных решений для ЦОД любой сложности, как для коммерческих, так и государственных структур. Мы стремимся работать с заказчиками более адресно и предлагать весь спектр продуктов и услуг. Многие традиционно воспринимают нас только как поставщика «железа», а именно серверов х86, но фактически наш портфель решений намного шире и включает в себя продукты для передачи и хранения данных, программное обеспечение, сервисные услуги. То есть на деле Lenovo выступает поставщиком комплексных решений.

В 2018 году мы поставили для себя задачу удвоить оборот в России за 3 года и стоит отметить, что уверенно движемся в этом направлении. В ближайшем будущем планируем также усилить свое присутствие в заказчиках, партнерах и регионах. Для этого до марта 2020 года мы планируем увеличить штат сотрудников в полтора раза, а еще через год — в два. Уже открыты позиции для представителей по работе с заказчиками, технических специалистов, архитекторов, менеджеров по работе с партнерами и отдела маркетинга. И мы не собираемся останавливаться на достигнутом.

Одним из главных приоритетов прошлого года для Lenovo был рост на рынке конвергентных решений. Удалось ли вам достигнуть запланированных показателей?

Дмитрий Паршин: По данным IDC в предыдущем квартале мировой рынок гиперконвергентных решений вырос почти на 19%, при этом компания Lenovo выросла на 55%. В нашем регионе мы также достигли поставленных результатов. В России, Азербайджане, Украине, Белоруссии, Армении было запущено множество успешных коммерческих проектов. В том числе реализован первый в мире проект для финансового сектора (Центральный банк Азербайджанской Республики), основанный на технологии блокчейн и гиперконвергентных решениях. . Недавно мы представили его на первой Blockchain & Bitcoin Conference Baku совместно с министром транспорта, коммуникаций и высоких технологий Азербайджанской Республики Рамином Гулузаде.

В общем, какие тенденции вы видите на российском рынке среди заказчиков? Насколько осознанно, по-вашему, заказчики подходят к вопросам цифровой трансформации бизнеса?

Дмитрий Паршин: Разнообразие предложений на рынке — это вызов для заказчика, поэтому к выбору решений они сейчас подходят более вдумчиво. Если раньше конкурсы проводились отдельно на программные и аппаратные решения, то сейчас мы все чаще сталкиваемся с тем, что сначала проводится тщательный анализ и тестирование всего планируемого программно-аппаратного комплекса, и только после этого идет выбор поставщика и решения в целом.

Рейтинги компаний, наиболее заинтересованных в современных технологиях, не меняются уже несколько лет — в основном это банковская сфера и финансовые институты, так как успех и деятельности сильнее всего зависит от точности принятия решения и скорейшего получения конкурентного преимущества. Заказчики из промышленного сектора более консервативны — скорость передачи данных для них не так важна, и традиционная инфраструктура вполне отвечает их требованиям. Не думаю, что тренд изменится в ближайшие несколько лет.

Расскажите о работе DCG в странах СНГ. Каковы планы подразделения по развитию на этом рынке? Видите ли вы разницу в приоритетах у заказчиков из СНГ в отличие от российских компаний?

Дмитрий Паршин: Мы видим большой потенциал для развития на рынке СНГ и укрепление позиций здесь — однозначно одна из целей подразделения на ближайшие несколько лет. Заказчики интересуются решениями Lenovo и доверяют нам реализацию масштабных проектов — сейчас в нашем портфолио уже 13 кейсов, в основном для государственного и финансового сектора. Один из последних — создание цифровой системы идентификации на основе технологии Blockchain для ЦБ Азербайджана.

ИТ-приоритеты заказчиков в СНГ существенно отличаются от России. На мой взгляд, это связано с относительно молодым ИТ-рынком — местные компании не успели `обрасти` традиционной инфраструктурой и поэтому с легкостью пробуют новое, в частности, гиперконвергенцию. Понимая специфику, мы нацелены на точечную работу с заказчиками на местах и формирование доверительных отношений. Один из последних шагов в этом направлении — регистрация юрлица в Азербайджане.

Российским заказчикам, имея на `борту` огромную традиционную инфраструктуру, сложнее переходить на новые решения, — это связано с высокими рисками дополнительных сервисных затрат, простоем оборудования и остановкой бизнес-процессов. С ними мы, в основном, работаем по внутренним независимым проектам, незавязанных на уже инсталированном оборудовании.

Направление программно-определяемых решений для ЦОД относительно новое для Lenovo. В чем вы видите свое преимущество перед решениями конкурентов, уже зарекомендовавших себя на рынке?

Дмитрий Паршин: Как говорил Генри Форд: «Цвет автомобиля может быть любым, при условии, что он черный». А мы в Lenovo говорим: «Для нас не имеет значение какое ПО вы будете использовать, наши аппаратные платформы поддерживают любой ваш выбор, будь то лидеры того или иного квадранта Gartner или нишевые производители». Более того, с лидерами рынка, например, в гиперконвергенции, мы находимся в тесном сотрудничестве и предлагаем законченное решение с глубокой интеграцией ПО и аппаратного обеспечения и единым окном сервисной поддержки.

Серверное оборудование Lenovo считается не только одним из самых лучших на рынке, но и также одним из самых дорогих. Оценивали ли вы ROI, насколько быстро затраты заказчиков конвертируются в бизнес-преимущества?

Дмитрий Паршин: Действительно, согласно данным IDC по средней стоимости сервера оборудование Lenovo считается одним из самых дорогих. Связано это с тем, что в России у Lenovo традиционно сильная позиция в области проектного бизнеса, исторически мы продаем больше сложных многопроцессорных и высокоплотных систем, в то время как многие наши конкуренты сфокусировались на продаже более простых систем в большем объеме и за меньшую стоимость.

Что касается ROI, возврат инвестиций может оценивать только заказчик. Однако наш рост в объеме прибыли и количестве реализованных проектов показывает, что инвестиции в решения Lenovo быстро конвертируются в бизнес-преимущества.

Расскажите о ваших решениях для инфраструктуры интернета вещей. Как развивается IoT-подразделение DCG?

Дмитрий Паршин: Компания Lenovo безусловно считает IoT одним из наиболее перспективных сегментов, мы ожидаем рост этого рынка в ближайшие 3-5 лет. Решениями для этого направления у нас занимается отдельное бизнес-подразделение. В России у нас уже ведутся пилотные проекты с несколькими заказчиков — мы проводим совместные тестирования продукта, и в январе планируем показать его рынку.

Что насчет сегмента HPC? Приоритетно ли развитие этого направления в России?

Дмитрий Паршин: Мы, конечно, заинтересованы в развитии этого направления во всех странах присутствия. В философии Lenovo лежит принцип совершенствования мира — мы не просто поставщик аппаратных и программных решений. Высокопроизводительные вычисления — это реальный пример того, как ученые могут работать над решением глобальных проблем человечества, используя достижения технологического прогресса.

Каждый третий суперкомпьютер в мире в списке TOP500 является разработкой Lenovo. Наши высокопроизводительные кластерные системы используются в 160 странах мира. Например, у нас есть масштабный проект с Университетом Вильгельма Лейбница, где ученые с помощью наших вычислительных мощностей проводят симуляции землетрясений и цунами для предсказания последствий природных катастроф. В Барселоне наш суперкомпьютер MareNostrum 4 установлен в суперкомпьютерном центре (Barcelona Supercomputing Center) — это третий по мощности вычислительный центр в Европе. Недавно там смогли создать прототип приложения для автоматической классификации генетических мутаций, которые могут способствовать росту раковых опухолей у пациента.

В России у нас пока немного проектов в этой области — это дорогие решения, которые требуют серьезных инвестиций со стороны научных институтов и государственной поддержки. Сейчас наш самый крупный проект — со Сколтехом. В ноябре мы подвели итоги премии Lenovo AI Innovation Challenge и в рамках одной из номинаций отметили достижения профессора Сколтеха в области применения AI и HPC для проектирования и разработки новых лекарственных соединений. Как победитель он выступил с докладом на ежегодной конференции Super Computing 2019 (SC19) в Денвере.

Сейчас экономика России во многом ориентируется на программу «Цифровая экономика России». Среди положений есть, в том числе, ряд инициатив по развитию рынка дата-центров. Какие прогнозы и оценку этому рынку вы можете дать в перспективе ближайших 3-5 лет?

Дмитрий Паршин: Я считаю, что цифровая экономика — это не проект трех-пяти лет, а концепция непрерывного развития. За указанный период невозможно раскрыть весь потенциал прорывных цифровых технологий, таких как искусственный интеллект, больших данные, системы распределенного реестра (блокчейн), роботехники, периферийных вычислений.

Мы, конечно, ожидаем качественного роста рынка и интереса со стороны крупных корпораций. Могу сказать, что компания Lenovo готова поддержать любые инициативы и отвечать потребностям рынка — у нас есть все необходимые решения, а также мировой опыт в реализации подобных проектов как в государственном, так и коммерческом сегменте.

Локализация производства — распространенная стратегия иностранных компаний на российском рынке. Ранее Lenovo заявляла, что таких целей компания перед собой не ставит - до тех пор, пока бизнес в России не достигнет определенных масштабов. Рассматриваете ли вы возможность собственного производства на территории России сейчас?

Дмитрий Паршин: Для нас это одно из приоритетных направлений работы, ядро стратегии на российском рынке, В контексте локализации мы ориентируемся на сотрудничество с местными разработчиками, симбиоз компетенций нас, как производителя железа, и локальных софтверных компаний. На данном этапе не важно, будет это собираться на заводе в России или Китае. Локализация для нас — это выпуск продуктов совместно с российскими производителями.

Сейчас мы тестируем ряд таких решений на базе наших R&D центров, уже есть реализованные проекты в нефтегазовой промышленности и транспортной отрасли. Их количество постоянно растет, мы сотрудничаем с локальными разработчиками как под конкретные задачи крупного заказчика корпоративного сектора, так и в разработке решений для СМБ-заказчиков.